♥

« Не жалейте о нас, ведь и мы никого не жалели….» (95 лет со дня рождения поэта Семена Гудзенко)

Замечательный русский советский поэт-фронтовик Семен Петрович Гудзенко родился 5 марта 1922 года в городе Киеве. При рождении мать дала сыну изысканное итальянское имя Сарио, но оно так и не прижилось, и все звали мальчика Сариком. Семеном он стал в сорок третьем году, решив, что у поэта-фронтовика имя должно быть под стать суровой эпохе и простой украинской фамилии. Сарио звучало как-то опереточно, Сарик – по-детски, а Семен – это то, что надо: звучит сурово и по-мужски.
В детстве Гудзенко занимался в литературной студии при киевском Дворце пионеров. В 1937 году за стихи, написанные к столетию смерти Александра Пушкина и опубликованные в мартовском номере журнала «Молодая гвардия», его наградили путевкой в пионерский лагерь «Артек». По воспоминаниям товарищей Сарио Гудзенко по литературной студии: «Он обладал удивительной памятью, знал сотни строк разных поэтов: и Киплинга, и Вийона, и Саши Черного, и Анненского, и, конечно же, классиков русской литературы». После окончания десятилетки перед Гудзенко не стоял вопрос, какую профессию ему получать. Он уехал в Москву и поступил на литературный факультет легендарного ИФЛИ (Института философии, литературы и истории). Этот вуз за десять лет своей работы, с 1931 по 1941 годы, выпустил огромное количество поэтов, писателей и переводчиков, ставших цветом советской литературы в военные и послевоенные годы.
Гудзенко был студентом второго курса, когда началась Великая Отечественная война. В июле 1941 года ему удалось записаться в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН). Бригада формировалась для разведывательных и диверсионных действий в тылу противника. При отборе ценилась не только физическая выносливость, но и самообладание, творческий склад ума, способность быстро принимать решения. По воспоминаниям однокурсников, попавших вместе с ним в ОМСБОН, Гудзенко « любил порядок, аккуратность. Поэтому, вероятно, легко принял армейский быт, дисциплину. Первым среди нас, вчерашних студентов, вышел в чины – получил ефрейторское звание…»
Омсбоновцев забрасывали на оккупированную фашистами территорию. Бойцы переходили линию фронта на лыжах, пробирались глухими лесами. У каждого за спиной – по пятнадцать килограммов взрывчатки плюс оружие. Подрывали мосты, минировали шоссейные и железные дороги, забрасывали гранатами немецкие штабы.
2 февраля 1942 года Гудзенко был ранен в живот осколком мины во время разведки. Кто-то из друзей потом скажет: «пушкинское ранение». Как это произошло – о Семен не рассказывал, только вспоминал и сокрушенно жалел погибших в бою друзей: «Три дня – и нет такого отряда!» После госпиталя Гудзенко признали непригодным к строевой, и он продолжил службу в редакции газеты ОМСБОНа «Победа за нами!» В этой газете с осени сорок первого года он печатал свои стихи. А в мае 1942 года он познакомился с поэтом Ильей Эренбургом. Прочитав первые военные стихи Гудзенко, он был потрясен: «Это поэзия изнутри войны… не о войне, а с войны, с фронта…» Возможно, благодаря Илье Григорьевичу в Москве у молодого поэта состоялись два поэтических вечера: в Литинституте и в клубе МГУ. Молоденький парень, вчерашний студент, рассказывал на этих встречах такие вещи, о которых фронтовики предпочитали не вспоминать и много лет спустя после войны. И конечно читал свои пронзительные стихи, о которых кто-то сказал: «Как будто с человека содрана кожа» :
Когда на смерть идут — поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,
За мной одним идёт охота.
Будь проклят сорок первый год,
и вмёрзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведёт через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий. А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

Первый сборник стихов Семена Гудзенко «Однополчане» вышел в 1944 году. К этому моменту он уже служил в газете 2-го Украинского фронта «Суворовский натиск». Фронтовой путь поэта легко проследить по подписям под его стихами: Сталинград, Киев, Карпаты, Румыния, Словакия, Венгрия, Прага, Морава…Семен Гудзенко встретил Победу в Будапеште. За время войны он был награжден медалью «За оборону Москвы» и орденами «Красной звезды» и «Отечественной войны» 2-й степени.
Послевоенная судьба Гудзенко – и человеческая, и творческая – была непростой и нелегкой. Уже через несколько месяцев после Победы поэт с горечью пишет в своем дневнике о том, что скоро развеют по России «пепел фронтового братства». А ведь только в кругу боевых товарищей он был по-настоящему счастлив. Обычная, гражданская жизнь казалась ему спекшейся, затхлой, обставленной рогатками и запретами. Гудзенко стали говорить, что он задержался на войне, призывали сменить интонацию. Но как трудно это было сделать, ведь война стала основополагающим событием его жизни:
У каждого поэта есть провинция.
Она ему ошибки и грехи,
все мелкие обиды и провинности
прощает за правдивые стихи.

И у меня есть тоже неизменная,
на карту не внесенная, одна,
суровая моя и откровенная,
далекая провинция — Война…
В феврале 1949 года в газете «Правда» вышла статья, в которой Гудзенко упрекали в том, что он не хочет видеть героических дел советского народа. По тем временам это был не плевок, а выстрел в спину. Гудзенко тогда уже тяжело болел. Сказались и фронтовые раны, и травма головы, полученная Семеном еще в мае 1942 года в центре Москвы. Тогда поэта сбила машина рядом с печально известным зданием на Лубянке.
Да, не газетная травля стала причиной его болезни, но, не будь поношений и унижений, поэт-фронтовик возможно выстоял бы и справился со своей болезнью.
В перерывах между больницами Семен Гудзенко невероятно много успевал: писал стихи, переводил, выступал на вечерах, отвечал на письма, руководил семинаром на II Всесоюзном совещании молодых писателей… А еще возился с маленькой дочкой Катей:
Дочку я свою назвал Катюшею
(это имя приберег с войны),
помня, как над реками, над сушею
были небеса опалены…
И она пытливо, с удивлением
из коляски смотрит на меня —
наше молодое поколение,
от рожденья сто четыре дня.
Гудзенко перенес несколько операций, но спасти его врачам не удалось. Он умер в феврале 1953 года, не дожив двадцати дней до своего дня рождения. В марте ему исполнился бы тридцать один год.
Наш современник журналист и литературовед Дмитрий Шеваров называет поэта Семена Гудзенко десантником оттепели, преждевременно заброшенным из 60-х в 40-е, в глубокий тыл суровой эпохи. Наверное, он прав, ведь именно в шестидесятые годы фронтовые стихи Семена Гудзенко зазвучали по-новому. В 1965 году в Театре на Таганке вышел спектакль режиссера Юрия Любимова «Павшие и живые», в котором стихотворения Гудзенко пронзительно читал Владимир Высоцкий. И сегодня стихи этого поэта не могут оставить читателя равнодушным.
Стихи С.П. Гудзенко и литература о нем:

1. Гудзенко, С.П. Дальний гарнизон: стихотворения, поэмы .-М.: Сов. Россия, 1984.- 159 с. ( ф01, ф21, ф22)
2. Гудзенко, С. За секунду до взрыва: авт. вступ. статьи Д. Шеваров // Новый мир .- 2015 .- №5 .- С.128-138. (БЦ)
3. Гудзенко, С.П. Стихотворения .- М.: Современник, 1985 .- 143 с.:ил. (ф02, ф21)
4. Советская поэзия: Т.2 .- М.: Художественная литература, 1977 .- 910 с. (БЦ, Б3)

5. Абрамов, А.М. Лирика и эпос Великой Отечественной войны. Проблематика. Стиль. Поэтика .- М.: Сов. писатель, 1972 .- 672 с. (БЦ)
6. Шеваров, Д. Ты памяти не тронь: Семен Гудзенко вернулся из разведки // Российская газета .- 2015 .- №57 .- С.30 (БЦ)
7. Шеваров, Д. Фронтовой блокнот: Его вел боец Особого отряда Семен Гудзенко // Российская газета .- 2015 .- №93 .- С.10-11 ( БЦ)